Реальность и мифы – "депофорезные" (или часть II - ответ)

Содержание статьи:


  • В результате этого происходят следующие процессы, лежащие в основе лечебного действия депофореза:

Продолжая начатый разговор с ранее опубликованной на сайте моей замети, на сей раз я не очень стремлюсь "ругать" метод депофореза гидроокиси меди-кальция предложенный профессором А. Кнаппвостом и прочие его разработки связанные с применением препаратов меди в общей стоматологической практике. Я привожу лишь факты изложенные в общедоступных публикуемых материалах и задаю вопросы, на которые пока так и не смог получить ответа от авторов и распространителей обсуждаемых методик.

Как совершенно справедливо подметил многоуважаемый профессор А. Кнаппвост - "в прилегающих к стоматологии разделах других наук, например, химии и токсикологии" современный врач должен иметь познания, так как мы работаем и имеем дело с биологически активными веществами и препаратами.

Мои же "расплывчатые" познания о методах уважаемого профессора, как впрочем, и многих других моих коллег, напрямую связанны с публикуемыми в нашей профессиональной периодике материалами.

Все эти публикации или, можно сказать, "похвальные грамоты" так и не дают ответ на многие возникающие вопросы. Если же коснуться объяснения метода с точки зрения биохимии процессов происходящих в зубе и периодонте, то тут никак не прослеживается сколь либо малая ясность, а вопросы касательно отдаленных результатов - что же остается в зубе и окружающих зуб тканях через определенный промежуток времени (?); куда, через какие внутренние органы выводятся соединения меди (и какие именно) так или иначе попавшие в кровеносные русло человека (?), возможные очаги накопления солей меди во внутренних органах и костях челюстей и их нежелательное проявление на здоровье (?), и что это за возможные - "аллергические проявления" (?) и прочее…, так и остаются во всех упомянутых публикациях - "загадкой природы" (!).

Мое мнение по поводу термина "аллергия" в профессиональных кругах - однозначно. Врачам, во всяком случае, особенно при общении на профессиональном уровни и в публикациях своих работ в проф. изданиях следует все-таки называть вещи своими именами. Ведь любое отклонение от нормы здоровья человека или конкретного органа всегда имеет четкое определение(!). Любое отрицательное воздействие лекарства, препарата или материала всегда обусловлено четким проявлением на живую клетку, ткань или орган и имеет свое определенное название(!).

Вернемся к "расплывчатым" познаниям. Анализируя методические публикации и описания процессов, относящиеся как непосредственно к депофорезу, так и к другим разработкам А. Кнаппвоста, зачастую натыкаешься или на совсем непонятные процессы или на, мягко говоря, некоторую путаницу, как с точки зрения химических наук, так и с точки зрения нормальной логики.

Водная суспензия гидроокиси меди-кальция, имеющая исключительные бактерицидные и физико-химические свойства, представляет собой метастабилизированную систему трех видов ионов - [Cu(OH)4]2-, [CuII(OH)2]>1000- и OH-

Ионы ОН-, а также обладающие особенно сильным бактерицидным действием ионы гидроксокупрата [Сu(ОН)4]2- из созданного в корневом канале депо гидроокиси меди-кальция под действием электрического поля проникают во всю канальную систему, включая вторичные и боковые каналы, вплоть до отверстий.

В результате этого происходят следующие процессы, лежащие в основе лечебного действия депофореза:

  1. Протеолиз находящихся в канальной системе остатков тканей. Образующиеся при том стерильные олигопептиды и мицелии омыления жировых субстанций после выхода из канальной системы включаются в процессы ассимиляции.
  2. Уничтожение всех микроорганизмов за счет отнятия серы из аминокислот.
  3. Выстилание незапломбированной части корневого канала, а также всех микроканальцев гидроокисью меди-кальция, которая обеспечивает длительную стерильность и, кроме того, стимулирует образование костной ткани в области микроотверстий.
  4. Стимулирование активности остеобластов в периапикальной области в результате ощелачивания. Благодаря указанным свойствам, гидроокись меди-кальция является очень эффективным лекарственным средством.

Даже из общих познаний химии ясно, что действительно, комплексные соединения имеют очень сложную структуру молекулярных связей и не простые процессы диссоциации в своих водных растворах. Переложив же все происходящие химические процессы на уровень биохимии и живой материи, безусловно, получим еще более сложные процессы, познать которые под силу только исследовательским лабораториям и институтам. Но все же существует нормальное объяснение основных процессов происходящих в живом организме, что и пытается сделать уважаемый профессор А. Кнаппвост в своих публикациях. Но, изучая материал, мне все-таки остается непонятным - что именно остается в зубе и в его окружении после воздействия "электрическим полем" и как долго эта "субстанция" продолжает оставаться неизменной или все же переходит в какие-то равновесные состояния медных солей способных вывестись из организма человека или все-таки постепенно накапливаться в нем(?).

Третий пункт вышеприведенного текста гласит: "Выстилание незапломбированной части корневого канала, а также всех микроканальцев гидроокисью меди-кальция, которая обеспечивает длительную стерильность и, кроме того, стимулирует образование костной ткани в области микроотверстий." Что означает в понятии уважаемого профессора - "длительную"(?) - год, два,…пожизненно(?), если исключить последнее слово (гидроокись меди-кальция вещество растворимое и оставаться в канале "вечно" не может), то куда все потом девается и что остается(?).

Нет объяснений происходящих преобразований с отрицательным ионом [CuII(OH)2]>1000-, со столь многозначимым электрическим потенциалом(?). Более или менее ясно с гидроксильным ионом (OH-), тут как бы "загадочность" действия исчезает, т.к. все или почти все несколько уже знакомы с принципами применения ионофореза в стоматологии. Насчет фразы "стимулирует образование костной ткани", опять возникает некоторое сомнение(?), т.к. ни в одном из доступных источников (кроме авторских работ А. Кнаппвоста) не было обнаружено упоминание о какой бы то ни было связи - взаимодействия соединений меди на биологическом уровне и с возможным "образованием костной ткани". (Допускаю и, что плохо искал) Во втором пункте трактовки процессов " Уничтожение всех микроорганизмов за счет отнятия серы из аминокислот" читатель от части сталкивается уже с новыми химическими соединениями меди, а именно с соединениями меди и серы. Но чтобы попытаться понять и эти процессы обратимся теперь к другой публикации.

При глубоком фторировании выпадающая в осадок содержащая медь субстанция, щелочной фторид меди, оказывает перманентное бактерицидное действие вследствие того, что ионы меди извлекают серу из аминокислот бактерий, образуя CuS. При этом уникальным является тот факт, что труднорастворимый сульфид меди обладает свойством в катализируемом ионами меди процессе вновь превращаться в растворимую бактерицидную соль меди благодаря повсеместно находящемуся кислороду, например, в сыворотке крови. Эти реакции имеют следующий вид:
CuSO4 + Прот.S (протеин сульфид) --> CuS + Прот. SO4
CuS + 2О2 (сыворотки) --> CuSO4
Таким образом происходит постоянное возобновление бактерицидно действующего CuSO4,
CuSO4 + Прот.S --> CuS + Прот.SO4
При глубоком фторировании исходной субстанцией является гидроокись меди, которая при взаимодействии с микроорганизмами обусловливает следующие реакции:
Cu(OH)2 + Прот.S --> CuS + Прот.(ОН2)
CuS + 2O2 (сыворотки) --> CuSO4
Таким образом, дезинфицирующая способность постоянно возобновляется.

Во-первых, что сразу же бросается в глаза - это "бесконечная" цикличность процесса прямо-таки какой-то perpentum mobile, но все же, так подробно описываемый процесс, на мой взгляд, должен когда-то завершиться. И что тогда останется в тканях организма(?), медный купорос - CuSO4 или сульфид меди - CuS (?), но и то и другое для нашего организма - яд (да простят меня опять за столь неловкое сравнение). Действительно, CuSO4 является губительной сернокислой солью меди для большинства микроорганизмов, но необходимо учитывать, что все это действо происходит не где-либо, а именно внутри живой ткани человека, отчего так и хочется произнести крылатую фразу - "А вы их "дустом" не пробовали?" (Шутка!).

И еще, из "расплывчатых" познаний все той же химии ясно, что воздействуя на сульфид меди CuS кислородом, мы ну никак не сможем получить CuSO4.

Медные предметы чернеют в воздухе и в воде, содержащих сероводород. Это происходит оттого, что они покрываются налетом сульфида. При этом окислителем служит кислород, находящийся в воздухе или растворенный в воде: 2Cu + 2H2S + O2 = 2CuS +2H2O

Из чего следует что, сколько бы мы в дальнейшем ни воздействовали кислородом на уже образовавшийся сульфид меди CuS - сернокислой меди CuSO4, по приведенному утверждению: "При этом уникальным является тот факт, что труднорастворимый сульфид меди обладает свойством в катализируемом ионами меди процессе вновь превращаться в растворимую бактерицидную соль меди благодаря повсеместно находящемуся кислороду, например, в сыворотке крови. CuS + 2О2 (сыворотки) --> CuSO4" - не получим(!). Фраза - "труднорастворимый сульфид меди", также не справедлива и может внести путаницу у умы читателей(!):

Сернистая медь окисная Мол. вес d Т. пл. Т. кип. Растворимость в воде
при 20°С
при 100°С в орг.раств.
CuS 95,60 4,6 разл.
220
- н - -

При этом "уникальность" нерастворимого(!) сульфида меди и его дальнейших превращений, также воспринимается с большим сомнениям(?).

Метод депофореза гидроокиси меди-кальция хорошо зарекомендовал себя при лечении зубов у детей, начиная с 14-летнего возраста, т.е. зубов со сформированными корнями. Лечение молочных и постоянных зубов со сформированными корнями следует осуществлять без прибора депофореза.

Благодаря указанным свойствам, гидроокись меди-кальция является очень эффективным лекарственным средством. Она может применяться и без прибора для депофореза для лечения гангренозных процессов в каналах зубов у детей – молочных зубов и зубов с несформированными корнями. В обеих публикуемых версиях одного автора подчеркивается особый эффект применения метода депофореза без использования прибора, но в совершенно противоречивых ситуациях - с несформированными и со сформированными корнями. Следуя указаниям автора - "начиная с 14-летнего возраста… следует осуществлять без прибора депофореза". Но сразу же вопрос - когда кончается детский период - "начиная с 14-летнего возраста " и можно уже применять прибор(?). Или прибор следует применять у детей до 14-ти лет(?).

Вполне допускаю не совсем квалифицированные переводы в трактовке методик, но это замечание следует отнести опять к тому же - "на скорую руку состряпанных", но не метода как такового (автор меня не правильно понял), а раскручиваемых пропагандистских статей относительно предлагаемого метода. А ведь речь в данных публикациях идет непосредственно о детях(!). Прошу понять меня правильно, я совсем не склонен заниматься буквоедством с выискиванием разночтений в предлагаемых методах, просто подобные противоречия и вышеуказанные отступления от логики вещей могут привести, в конечном счете, к непредсказуемым ситуациям и тяжелым последствиям.

На лечение поступили 34 ребенка с диагнозом "обострение хронического периодонтита" первых постоянных моляров. Всего вылечено 34 зуба. Из них 11 зубов у детей до 12 лет были с незаконченным формированием корней зуба. В первое посещение под анестезией проводилась инструментальная обработка полости зуба и корневых каналов как при обычном эндодонтическом лечении. Узкие корневые каналы необходимо расширить до размера не менее 40. Затем корневые каналы обрабатывались молочком высокодисперсной гидроокиси кальция (1 часть гидроокиси кальция и 9 частей дистиллированной воды), высушивались бумажными штифтами, и на глубину не менее 1/2-2/3 длины корневого канала вводилась смесь гидроокиси меди-кальция и гидроокиси кальция в соотношении 1:9, консистенции густой сметаны, без плотного заполнения корневых каналов. Зуб оставляли под временной повязкой с небольшим отверстием на 8-14 дней. ...
... Анализ результатов лечения показал, что из 23 зубов осложнения наблюдались в двух зубах, что составило 8,6%. Два зуба были удалены в течение первых трех дней после лечения. Пациенты предъявили жалобы на самопроизвольные боли в области зуба, боли при накусывании. У одного пациента вновь появился отек мягких тканей щеки и слизистой оболочки переходной складки. При рентгенологическом исследовании было выявлено, что атацамитцемент при пломбировании был продвинут за верхушку корня, что и вызывало данные осложнения.

Возвращаясь к моему замечанию и к описанным А. Кнаппвостом методикам следует обратить внимание в предложенном тексте на следующий факт: "В первое посещение под анестезией проводилась инструментальная обработка полости зуба и корневых каналов как при обычном эндодонтическом лечении. Узкие корневые каналы необходимо расширить до размера не менее 40." Не эта ли ситуация вызвала столь печальный исход лечения, переведенный в скудный процент, за каждой цифрой которого стоит здоровье конкретного ребенка(?). И зачем тогда нужна вся эта химия с возможным токсичным воздействием меди на детский организм, коль на практике все же применима - "обработка полости зуба и корневых каналов как при обычном эндодонтическом лечении"(?). А пытаясь все же разобраться в вопросе - токсина ли медь(?), прежде всего нужно обратиться к публикациям на эту тему непосредственно к автору методик с применением гидроокиси меди-кальция.

Что касается предположительной токсичности, то следует вспомнить, что медь является эссенциальным следовым элементом, который требуется организму в ежедневных дозах от 1 до 10 мг. Сыворотка содержит почти столько же меди, сколько и железа! Известны болезни недостаточности меди. Количество меди, поступающие при лечении депофорезом (не ежедневное) и находящееся внутри и перед отверстием в составе слаборастворимой Cu(OH)2, стимулирующей восстановление костной ткани, составляет всего около 0,2 мг. Эти следовые количества распространяются исключительно медленно и участвуют в обмене веществ вместе с медью поступающей с продуктами питания.

Гидроокись меди-кальция обычно вносят с помощью шпателя. При больших размерах тканевого кармана рекомендуется использование хлопчато-бумажной нити длиной 3-5 см и толщиной 1-1,5 мм (никаких нитей из другого материала!), пропитанной препаратом, которую укладывают вокруг зуба. Для закрепления нити используется цианокрилат (в нашем случае мы использовали Meyer-Haake, Oberursel, что не принципиально). Несколько капель цианокрилата наносят на покрытую воском стеклянную пластинку, откуда ее набирают в микропипетку. Затем уложенную вокруг зуба нить покрывают цианокрилатом. Через несколько дней нить обычно теряет фиксацию (пациент должен быть об этом предупрежден). Если нить в течение недели остается фиксированной, ее удаляют, причем это абсолютно безболезненно. В результате изначально окрашенные гидроокисью меди-кальция в голубой цвет нити приобретают темно-зеленую окраску из-за реакции восстановления соединений меди. Но если в первом приведенном абзаце речь идет только о слаборастворимой гидроокиси меди - соединении имеющего голубую окраску, то во втором приведенном тексте уже появляются признания о возникновении некой "реакции восстановления соединений меди" с образованием соединений имеющих "темно-зеленую окраску", но почему-то без конкретного указания их химического состава(?). А где объяснения или хотя бы упоминания о возможных токсических воздействиях сульфидов и сульфатов, хлоридов и оксида меди(?). Ведь появление зеленого окраса свидетельствует о последних (хлористых и окисных соединениях), а о соединениях с серой есть свидетельства в трактовках процессов(?). Анализируя ситуацию складывается мнение, что вряд ли можно вести какой-либо объективный разговор о "предположительной токсичности" препаратов предложенных А. Кнаппвостом, только на основании предложенных им рассуждений.

В аспекте рассматриваемой проблемы считаю нужным заметить, что сравнения поглощения меди организмом при всех манипуляциях с соединениями, предлагаемыми в методиках и дозы указанные автором, мягко говоря, не совсем справедливы. Ведь всасываемость любых препаратов через желудок, не говоря уже о поступлениях микроэлиментов содержащих биологически активные металлы из продуктов питания, не имеют ничего общего с процессами поступления тех же соединений металлов непосредственно через кровь. Небольшой пример из моих "расплывчатых" познаний в токсикологии: капля 3%-го р-ра некой соли аммония (не хочу публично уточнять какой именно) разбавленная на стакан выпиваемой воды - способна вызывать рвоту. Та же капля, того же 3%-го р-ра введенная непосредственно в кровяное русло - эпилептический припадок. Да и в самой медицине немало примеров с лекарствами. С воздействием же разного рода солей тяжелых металлов на организм, дело обстоит куда сложней и, к сожалению, не всегда сразу обнаруживаемо.

В ряде клинических работ указывается и на возможную связь между фиброзом печени и хроническим токсическим воздействием на печень таких веществ как диоксин, нитраты, различные виды наркотиков, некоторые лекарственные препараты и химические вещества, мышьяк, медь и др.. При этом первичное поражение наступает из-за их прямого действия на структуры синусоидов печени. Считается, что на развитие заболевания оказывает влияние и генетически обусловленные факторы Y, которые приводят к деградации матричных белков соединительной ткани печени. Диагностика нецирротического фиброза печени представляет большие трудности. Так в клинической картине часто преобладают симптомы поражения не печени, а селезенки, что способствует диагностическим ошибкам. Когда же появляются симптомы портальной гипертензии, в частности, кровотечения из варикозно расширенных вен пищевода, то подобное состояние часто рассматривают как проявление цирроза печени. Диагностические трудности обусловлены и тем, что в первые 5-8 лет болезнь может протекать при отсутствии жалоб больного и без клинических симптомов заболевания. Когда же появляются клинические симптомы, болезнь долго проходит на фоне относительного благополучия даже при периодически наступающих кровотечениях из варикозно расширенных вен пищевода и развития гиперспленизма.

Болезнь Вильсона-Коновалова - другой цирроз накопления (гепатоцеребральная дистрофия, гепатолентикулярная дегенерация). В основе заболевания лежит нарушение обмена меди, связанное с врожденным дефектом. Заболевание, возникающее обычно в возрасте от 10 до 35 лет и характеризующееся нарушением синтеза белков и обмена меди, прогрессирующим поражением подкорковых ганглиев и печени. Этиология, патогенез. Наследственное нарушение синтеза медьсвязывающего протеина - церулоплазмина, в результате которого возникает избыточное накопление токсических доз меди в подкорковых ганглиях, печени, почках. Морфологические изменения нервной системы, максимально выраженные в скорлупе, представлены дегенерацией ганглиозных клеток и разрастанием нейроглии. При компьютерной томографии обнаруживается диффузная атрофия мозга и очаги пониженной плотности в области базальных ганглиев примерно у половины леченых больных. Поражение печени носит характер многодольчатого цирроза, которому нередко сопутствует спленомегалия. Отложение меди по периферии роговицы лежит в основе специфического признака болезни - роговичкого кольца Кайзера - Флейшера. Нормальная концентрация в плазме крови составляет 100-120 мкг%, причем 93% этого количества находится в виде церулоплазмина и только 7% связано с сывороточными альбуминами. Медь в церулоплазмине связана прочно. Этот процесс осуществляется в печени. Церулоплазмин является альфа-2 глобулином, и каждая его молекула содержит 8 атомов меди. Радиоизотопными методами установлено, что при гепатолентикулярной недостаточности нарушение связано с генетическим дефектом синтеза церулоплазмина, из-за чего содержание его резко снижено. При этом медь не может быть стабильно связана и откладывается в тканях. В некоторых случаях содержание церулоплазмина остается нормальным, но меняется его структура (изменяется отношение фракций). Особенно тропна медь при синдроме Вильсона-Коновалова к печени, ядрам мозга, почкам, эндокринным железам, роговице. При этом поступающая медь начинает действовать как токсический агент, вызывая типичные дегенеративные изменения в этих органах. Клиника. Представляет собой совокупность синдромов, характерных для поражения печени и экстрапирамидальной нервной системы. По течению различают острую и хроническую формы. Острая форма характерна для раннего возраста, развивается молниеносно и кончается летально, несмотря на лечение. Чаще встречается хроническая форма с медленным течением и постепенным развитием симптоматики. Раньше всего появляется экстра пирамидальная мышечная ригидность нижних конечностей (нарушение походки и устойчивости). Постепенно формируется картина паркинсонизма, затем изменяется психика (параноидальные реакции, истерия). Иногда на первый план выступает печеночная недостаточность: увеличение печени, картина напоминает цирроз или хронический активный гепатит. Дифференциальным признаком является гипокупремия ниже 10 мкг% или уровень меди держится на нижней границе нормы, много меди выделяется с мочой - свыше 100 мкг/сут. Может быть положительная тимоловая проба. Важным симптомом является кольцо Кайзера-Флейшера (синевато-зеленое или коричневато-зеленое по периферии роговицы из-за отложения меди). Лечение направлено на связывание меди и выведение ее из организма: применяют купренил (Д-пенициллинамин), а также унитол + диета с исключением меди (шоколад, какао, горох, печень, ржаной хлеб).

Кардиомиопатия (дисфункция сердечной мышцы) - полиэтиологическое заболевание, поражающее в основном людей молодого возраста (20-35 лет); встречается по данным разных авторов, с частотой 13-35 случаев на тысячу населения. В этиологии кардиомиопатий (КМП) в основном имеют значение генетическая предрасположенность, вирусное поражение миокарда, токсическое воздействие на мышцу сердца (медь, кадмий, кобаль, ксенобиотики и др.). По классификации ВОЗ (1995 г.) выделяют дилатационную, гипертрофическую и рестриктивную кардиомиопатию. Эта патология вызывает ишемию миокарда, прогрессирующую сердечную недостаточность, различные аритмии, тромбозы в полостях сердца и тромбоэмболии органов. При КМП высок риск внезапной смерти в молодом возрасте.

В публикуемых работах о глубоком фторировании (а ведь эта профилактическая процедура напрямую затрагивает детское население) разговор заходит уже и о другом соединении меди - тифенфлюорид содержит ионы меди, но опять без всяких намеков на глубокие исследования в области общего воздействия на организм(?), возможно и токсического(?). В результате мы имеем целый набор - купраты, гидроксикупраты, гидроксиды, оксиды, сульфаты, сульфиды, хлориды, медь(металл) и еще более сложные соединения появляющиеся в результате биосинтезов меди и ее соединений в организме человека, но, к сожалению, без каких-либо доказательных или нормативных документов со стороны автора распространяющего свой метод в России.

Перефразируя известную пословицу - "что для русского хорошо - для немца schlecht" (народный фольклор) хочу заметить, что перекладывая медицинские технологии, методы, особенно лекарства и препараты с европейских стран на российский рынок нужно, прежде всего, учитывать территориальный размах России с множеством разноречивых условий проживания, экологических состояний и природных особенностей. Примером может служить и профилактическое фторирование зубов (и глубокое в том числе). - Как можно пропагандировать: методы, высокофторсодержащие зубные пасты, фторированное молоко, профилактические фторэссенции и т.д. на всю Россию без оглядки - когда во многих промышленных зонах Зауралья, дети уже к четвертому-пятому классу средней школы остаются почти без всех зубов вследствие их катастрофического поражения флюорозом? Но, безусловно, территориальный размах России неукротимо и всегда будет привлекать предпринимателей (даже и с благими целями), покуда позволяет ситуация и слабый контроль.

Макроэлементы, к которым относятся кальций, магний, натрий, калий, фосфор, сера требуются организму в относительно больших количествах (порядка нескольких граммов в сутки). Более непосредственное отношение к действию ферментов имеют незаменимые микроэлементы (железо, йод, медь, марганец, цинк, кобальт, молибден, селен, ванадий, никель, хром, фтор), суточная потребность в которых не превышает нескольких милли- или микрограммов, т.е. сопоставима с потребностью в витаминах. 12 элементов называют структурными, т.к. они составляют 99 % элементного состава человеческого организма (С, О, Н, N, Ca, Mg, Na, К, S, P, F, С1). Микроэлементами (МЭ) называют элементы, присутствующие в организме человека в очень малых следовых количествах (англ. - "trace elements"). Это в первую очередь 15 эссенциальных МЭ - Fе, J, Сu, Zn, Co, Сг, Мо, Ni, V, Se, Mn, As, F, Si, Li, а также условно-эссенциальные В, Вг. Элементы Cd, Pb, Al, Rb являются серьезными кандидатами на эссенциальность. В учении о МЭ особенно отчетливо видна справедливость слов Парацельса о том, что "нет токсичных веществ, а есть токсичные дозы". Важно подчеркнуть и то, что сами эссенциальные МЭ при определенных условиях могут вызывать токсические реакции, а отдельные токсичные МЭ при определенной дозировке и экспозиции могут обнаруживать свойства эссенпиальных.Среди многообразных химических загрязнителей окружающей среды особое внимание исследователей привлекают тяжелые металлы (свинец, ртуть, кадмий, медь, никель, хром и др.), что объясняется их высокой токсичностью и опасностью для здоровья человека, широкой распространенностью в объектах окружающей среды. В настоящее время все большее значение приобретают техногенные микроэлементозы. Известно, что в непосредственной близости от многих промышленных предприятий образуются зоны с повышенным содержанием свинца, мышьяка, ртути, кадмия, меди, никеля и других токсичных микроэлементов, представляющих угрозу для здоровья и даже жизни человека. В то же время, в результате водного и воздушного переноса этих токсикантов могут загрязняться территории, находящиеся на значительном отдалении. К настоящему времени накоплены научно-обоснованные и апробированные данные о роли минеральных элементов в функционировании отдельных органов, систем и организма человека в целом, данные о последствиях для здоровья человека дефицита биогенных, жизненно необходимых элементов и избытка токсичных, все более широко используются в диагностической и лечебной практике, при проведении медико-экологических исследований. Так, сотрудниками Международного Центра Биотической медицины (МБЦМ, г. Москва) под руководством А.В.Скального совместно с Ивановской и Нижегородской медицинскими академиями, Саратовским НИИ сельской гигиены, Новосибирским НИИ гигиены и другими научными и медицинскими учреждениями проведены массовые обследования детского населения в промышленных городах, где выявлены особенности распространенности микроэлементозов в зависимости от характера и интенсивности загрязнения атмосферного воздуха токсичными выбросами (тяжелыми металлами) промышленных предприятий., а также от некоторых социально-гигиенических факторов - в первую очередь от несбалансированного питания. Так, например, по данным М.Ф.Савченкова с соавт. вследствие применения на Черемховском угольном бассейне открытого способа добычи угля наблюдается многократное (в 2-68 раз) превышение ПДК в воздухе, воде и почве таких элементов, как А1, РЬ, Zn, Сu, As, В, Ni, Be, Sn, Y, Cr, V, поступающих в окружающую среду с пылью из отвалов и хвостохранилищ, а также из-за несовершенства способов сжигания угля. Вместе с тем поверхностные воды, используемые населением (бассейн Ангары), отличаются низкой минерализацией и дефицитом эссенциальных элементов, а почвы бедны соединениями I, Se, F, Zn, Mn, Со, Сu . При комплексном клиническом обследовании детей в возрасте 6 и 12 лет выявлена высокая частота встречаемости патологических состояний, полиморбидность с выраженной тенденцией к хронизации. Исследователям не удалось выявить ни одного "практически здорового ребенка". У 58,91% детей обнаружено от 5 до 8 сочетанных отклонений в состоянии здоровья на фоне высокой смертности в Черемховском районе по сравнению с областными показателями. У детей, проживающих в районе угледобычи, концентрация комплекса эссенциальных макро- и микроэлементов в волосах не достигает физиологического уровня: кальция понижена в среднем в 1,6 раза (колебания от 1,1 до 2,7) у 48% детей, кобальта - в 2,7 раза (от 1,1 до 7,0) у 40% детей, фосфора - в 1,2 раза (от 1,1 до 1,4) у 64% детей, хрома - в 3,3 раза (от 1,1 до 10,8) у 23% детей, цинка - в 1,4 раза (от 1,1 до 2,1) у 29% детей. В то же время уровень накопления таких микроэлементов, как А1, V, Fe, Cd, К, Сu, Na, Pb, Ti, достоверно повышен в волосах черемховских детей по сравнению с аналогичным показателем в контрольной группе. Атомы меди входят в состав электрон-переносящих простетических групп цитохромоксидазы и присутствуют в активном центре лизилоксидазы, осуществляющей формирование коллагена и эластина. Медь необходима в первую очередь для правильного развития соединительной ткани и кровеносных сосудов. Дефицит меди отрицательно сказывается на кроветворении, всасывании железа, состоянии соединительной ткани, процессах миелинизации в нервной системе, усиливает предрасположенность к бронхиальной астме, аллергодерматозам, кардиопатиям, витилиго, нейродегенеративным и многим другим заболеваниям, нарушает менструальную функцию женщин. Повышенное содержание меди в организме отмечается при острых и хронических воспалительных заболеваниях, бронхиальной астме, заболеваниях почек, печени, в том числе у детей, инфаркте миокарда, и некоторых злокачественных новообразованиях. Хроническая интоксикация медью и ее солями может приводить к функциональным расстройствам нервной системы, печени и почек, изъязвлению и перфорации носовой перегородки, аллергодерматозам. Избыток меди приводит к дефициту цинка (!) и молибдена. Цинк-дефицитные состояния характеризуются наличием таких симптомов, как снижение аппетита, анемия, аллергические заболевания, гиперактивность, дерматит, дефицит массы, снижение остроты зрения, выпадение волос. Специфически снижается Т-клеточный иммунитет, поэтому люди с дефицитом цинка обычно часто и длительно болеют простудными, инфекционными заболеваниями. На фоне дефицита Zn может происходить задержка полового развития у мальчиков и потеря сперматозоидами способности оплодотворения яйцеклетки у мужчин. Отмечена существенная роль цинка в регулировании апоптоза, в мутагенезе и канцерогенезе.

Сопоставление картосхем нозологического зонирования территории Владивостока с картой загрязнения снежного покрова пьшью и токсическими химическими элементами - свинцом, сурьмой, медью, оловом, хромом и др. - выявило определенные территориальные совпадения с районами наибольшей выраженности ВПР.

Низкое качество питьевой воды, подаваемой населению. Положение с питьевой водой в Республике Карелия в 1997г. не улучшилось и оценивается как самое тревожное среди северных районов РФ. Ухудшение санитарно-эпидемиологического почвы населенных мест. По санитарно-химическим показателям почвы используемые в РФ для растениеводства, животноводства, промышленных нужд и для жилой застройки не отвечает в 16.7% случаев, по пестицидам в 3.31% , по тяжелым металлам в 21.72% по полихлорированным бифинилам (в районе транспортных магистралей, в местах хранения пестицидов) в 30.61% исследованных проб. По микробиологическим показателям почвы населенных мест и в местах производства растениеводческой, животноводческой продукции, в районе транспортных магистралей 19.38% проб почвы не соответствовали санитарным нормам по микробиологическим показателям. В 3.81% проб почвы не соответствовали санитарным нормам по гельминтам, в 2.21% по радиоактивным веществам. Продолжается накопление в почвах населенных мест тяжелых металлов - меди, хрома, свинца, ртути, кадмия и других токсических веществ. Ежегодно в России образуется около 7 миллиардов тонн отходов. Перерабатывается только 28 процентов.

Разобраться во всех ипостасях нагромождения публикуемых фактов, безусловно, сразу не под силу практикующему врачу. Масса методик, технологий, инструментов, приборов, лекарств, препаратов и материалов "свалившихся на головы" российских врачей-специалистов за последнее десятилетие обязательно еще пройдет свой естественный отбор. И и осуществлять этот отбор будет - разум и время! Уже сейчас можно сказать, что наши врачи достигли колоссальных практических результатов и навыков за столь короткий срок. Всего лишь какое-то десятилетие разделяет нас от "потогонной" системы "винтиков" советского планированного здравоохранения. Теперь мы должны и просто обязаны думать и принимать решение сами, за нас самих теперь уже никто и нечего не решит. Я лично, не против предлагаемого метода А. Кнппвоста, относительно применения депофореза в очень исключительных случая эндодонтического лечения зубов. Но по-прежнему считаю, что основное действо должно принадлежать классической "традиционной эндодонтии". На мой взгляд, попытки отмести традиционные методы, так или иначе потерпят фиаско. Тысячи врачей-специалистов во всем мире нашли свое истинное призвание через оказание помощи человеку посредством выработанного с годами мастерства своих рук. Ну, а физиотерапия – всегда была, и будет оставаться истинным помощником врача. В детской же стоматологии и в пародонтологии, мое личное мнение, предлагаемые методы и препараты - не приемлемы.

Резорцин-формалиновый метод был предложен Альбрехтом в 1912 году для обезвреживания и пломбирования инфицированных зубов. После удаления коронковой пульпы и удаления материалов распада из каналов пульпоэкстрактором на устье каналов наносили каплю формалина, насыщенного резорцином (производное фенола). При этом повторно производилась "эвакуация" материалов распада из каналов и проталкивание резорцин-формалиновой смеси в канал. Оставляли асбест, смоченный в смеси, под временной пломбой на 3-4 дня. Во время второго посещения удаляли повязку, асбест и проводили повторно обработку корневых каналов резорцин-формалиновой смесью. Автор метода полагал, что резорцин-формалиновая смесь обладает выраженным антисептическим действием, и кроме того -способностью медленной полимеризации; в результате считалось, что кроме обезвреживающего действия, происходит обтурация корневых каналов. При этом подчеркивалось то, что зубы, подвергшиеся данной обработке, приобретали розовый цвет, а дентинные канальцы были заполнены стекловидной массой. Однако широкие каналы оставались незаполненными. С целью заполнения широких каналов автор рекомендовал в третье посещение произвести обработку зуба резорцин-формалиновой смесью с добавлением щелочи, которая ускоряет процесс полимеризации, что, по мнению автора, должно было обеспечить заполнение корневых каналов. Позже было предложено, в третье посещение, из оставшейся после обработки каналов жидкости приготовить пасту с добавлением окиси цинка и ею заполнить канал. Этот метод стал применяться для обработки не только постоянных, но и временных зубов. Следует отметить, что клинические результаты были вполне положительными, так как основным критерием считалось отсутствие болевых ощущений. Метод при

Насколько полезна была эта статья?
0
Средняя оценка
0 голосов

Мнения специалистов + ПОДЕЛИТЬСЯ СВОИМ МНЕНИЕМ
ПОДЕЛИТЬСЯ СВОИМ МНЕНИЕМ

Комментарии 0